Научно-практическая значимость исследования - Население уездного города сарапула во второй половине XIX начале XX...

Научно-практическая значимость исследования состоит в том, что материалы диссертации могут быть использованы при создании работ общероссийского и регионального уровня по истории городов, в учебной и просветительской работе, при разработке вузовских специальных курсов, а также при построении музейных экспозиций. Они нашли применение в написании отдельных статей энциклопедического словаря «Ислам на Урале»31.Основные выводы и положения диссертации могут послужить сарапульчанам в расширении знаний по истории родного города.

^ Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования представлены в научных публикациях, докладах и сообщениях на международных, всероссийских и региональных конференциях: «Бытовая культура купечества Сарапула» (Менделеевск, 2005); «Некоторые аспекты ментальности сарапульского купечества на примере деятельности династии Шитовых» (Киров, 2006); «Семья Ехлаковых: становление, развитие и трансформация купеческой династии» (Елабуга, 2007); «Анализ личных имён купцов и мещан г. Сарапула как один из факторов проявления ментальности сословий» (Елабуга, 2007); «Стратегии поведения малых этносов в городской среде в конце XIX в. на примере евреев и татар г. Сарапула» (Глазов, 2007); «Проблема социально-психологического взаимодействия отдельных социальных слоев г. Сарапула: вторая половина XIX века» (Ижевск, 2008); «Старообрядцы как конфессиональная общность русского города в 40–50-е гг. XIX в. на примере г. Сарапула Вятской губернии» (Елабуга, 2009).

^ Основные положения работы, выносимые на защиту:

Социальная структура города и социальная мобильность сарапульчан повторяли общероссийские тенденции развития, но при этом отличались замедленными темпами. Урбанизация была напрямую связана с развитием торговли и промышленности. Активизация механического прироста населения начиналась в пореформенное время. Основными мигрантами являлись крестьяне окрестностей города.

Большая часть жителей реализовывала традиционную демографическую модель поведения, которая характеризовалась высокой смертностью и высокой рождаемостью горожан. Изменения в данной модели происходили достаточно медленно, волнообразно и напрямую зависели от крестьянской миграции.

В начале исследуемого периода взаимоотношения сарапульчан носили формальный характер и были подчинены религиозной и общественной морали. В пореформенный период наблюдалась тенденция к рационализации и индивидуализации мышления.

Наиболее активно ментальности трансформировались в предпринимательской среде. В условиях модернизации экономики и культуры сложился своеобразный тип предпринимательского мышления, уходящий корнями в традиционное мировоззрение, но все же не идентичный ему.

Модель социальных взаимодействий и норм поведения в городе транслировало купечество. Являясь социальной элитой Сарапула, оно своим примером привносило новации, характерные для индустриального менталитета. Однако в общественно-политических взглядах купцы придерживались консервативной позиции и в большинстве своем поддерживали монархическую структуру государственного устройства. Новый образ мышления проявлялся в коммерческой и бытовой деятельности.

Значимый вклад в формирование менталитета сарапульчан внесли старообрядцы. Благодаря наличию авторитетных, харизматичных лидеров, они длительное время играли ведущую роль в городском сообществе.

Взаимоотношения русских с другими этносами Сарапула характеризовались как толерантные, что создавало, в целом, благоприятные условия для межнациональных контактов.

Во второй половине XIX – начале XX в. формирование культуры городской элиты выходит на новый уровень. Меняются повседневный быт купечества и внутрисемейные отношения.

Дворянство являлось самым малочисленным сословием города. Оно не имело большого влияния на экономику, однако оказывало до 1870-х гг. заметное воздействие на культуру горожан. В пореформенное время купечество перехватило у него инициативу в данной сфере.

Мещанство было наиболее консервативной частью горожан, которая находилась в постоянном взаимодействии с крестьянами. Внутри сословия образовалось несколько страт, отличавшихся демографическим поведением, менталитетом, уровнем культуры, образования. Высшая страта в культурном и социальном плане была близка к буржуазии, низшая – к маргиналам.

^ Структура настоящего исследования обусловлена решением поставленных в нём задач. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложений (таблицы, фотографии).


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении сформулирована актуальность темы исследования, представлена характеристика степени ее изученности, определены объект и предмет, хронологические и территориальные рамки исследования, поставлены его цель и задачи, проанализированны методы и источники, указаны научная новизна и научно-практическая значимость.

^ В первой главе – «Социально-демографические процессы в г. Сарапуле во второй половине XIX – начале XX в.» – анализируются процессы экономического, социального, демографического и социокультурного развития прикамского города. Определено влияние исторического природно-географического, экономического и социально-демографического факторов на формирование социокультурного пространства города

^ В первом параграфе – «Город в контексте модернизационных процессов: становление, формирование и развитие» – рассматривается процесс складывания прикамского города. Исследование показало, что урбанизация протекала в Сарапуле естественным образом. Русское селение возникло здесь в конце XVI в. Первопроходцами являлись уроженцы северных (Верхнее Прикамье, Пермь) и центральных земель (Поволжье) России. Государство, обустроив крепость, сделало Сарапул одним из центров российской колонизации Урала. Выгодное географическое положение стимулировало развитие ремесла и торговли, что позволило селу развиться вначале до уровня дворцовой слободы (1740 г.), а позднее получить статус города (1780 г.). Уже с начала XVIII в. село Вознесенское играло в жизни окрестных поселений большую роль не как военно-административный, а в первую очередь, как экономический центр региона. Социально-экономическая структура Сарапула быстро изменялась, преобладающей сферой деятельности становилось уже не сельское хозяйство, а ремесло и торговля. В 1780 г., согласно административной реформе Екатерины II, Вознесенскому был присвоен статус города, который получил официальное название – Сарапул. В течение XIX в. он был полифункциональным (административным, экономическим, культурным, духовным) городским центром, который сохранял приоритет административно-политической функции на протяжении всего рассматриваемого времени.

Промышленное развитие Сарапула во второй половине XIX – начале XX в. существенно отличалось от других уральских городов. Становление промышленности происходило «естественным» путем за счет частного капитала без государственного стимулирования. Чётко просматривается классический эволюционный путь развития: ремесло – мелкотоварное производство – мануфактура – фабрика. В итоге в Сарапуле сформировалось комплексное кожевенно-обувное производство, оснащенное машинами и механизмами. Однако отсутствие крупных государственных капиталовложений существенно замедляло процесс модернизации, который активизировался только в конце XIX – начале XX в., но так и не был завершен, поскольку в одних и тех же отраслях наблюдались разноуровневые экономические формы промышленности. Модернизация, начавшись в промышленности, распространила свое влияние и на другие сферы жизни горожан – социальную и культурную.

^ Во втором параграфе – «Социопространственная структура города» – рассматривается инфраструктура, благоустройство, географическое расположение и эволюция территориальных границ города. Соципространственная структура города понимается автором как один из важных показателей урбанизации и социокультурного развития. Под влиянием благоустройства изменилось традиционное устройство поселения, привнесенные черты индустриального города сделали его комфортным для проживания. Модификация благоустройства проходила под влиянием социально-экономических факторов. Модернизация, начавшись в производственной сфере, изменила инфраструктуру города. Старая, традиционная система устройства города уже не удовлетворяла новым условиям зарождавшейся индустрии. Наиболее остро стояла проблема санитарного состояния города, так как в нем периодически возникали эпидемические болезни людей и животных. Трансформации коснулись всех сфер городского обустройства (архитектуры и комфортабельности жилищ, водопровода, дорог, телефонии и т. д.), тем не менее, на протяжении всего исследуемого периода традиционный крестьянский уклад отдельных семей продолжал сосуществовать с передовыми городскими инновациями.

Застройка Сарапула, как и большинства городов Урала, изначально носила регулярный, плановый характер. Расширение территории происходило путем включения крестьянских и мещанских слобод. Пик дореволюционного благоустройства приходится на начало XX в. В это время среди горожан начинал зарождаться новый тип индустриальной культуры, который модернизировал городскую среду. К тому же, местная буржуазия, окрепнув экономически и получив хорошее образование, стремилась обустроить свою жизнь максимально комфортно и роскошно, что провоцировало строительный бум.

^ В третьем параграфе – «Социально-демографические показатели развития города» – рассмотрено изменение количественных параметров социальных групп города. В изучаемый период в социальной сфере Сарапула процессы модернизации проявлялись в демографическом поведении, которому были присущи как общероссийские закономерности развития, так и уникальные региональные черты. Численность Сарапула возрастала за счет миграционных потоков, которые прямо пропорционально зависели от развития промышленности города. Так в период застоя (1890-е гг.) в кожевенной промышленности происходило сокращение числа переселенцев, а в период подъема (1880-е, 1900-е гг.) – увеличение. Основную группу вновь прибывших в город составляли крестьяне. Они достаточно существенно влияли на демографические показатели. В период массовых миграций до 1892 г. и после 1909 г. в Сарапуле наблюдалась высокая рождаемость и смертность, что указывает на традиционное демографическое поведение, которого придерживались мигранты.

Новый тип демографического взаимодействия, характерный для индустриального общества (низкая рождаемость и низкая смертность), складывался достаточно долго. Его носителями были не вновь прибывшие переселенцы из деревни, а их потомки и коренные горожане. Лидирующие позиции в формировании новой городской культуры принадлежали дворянству, купечеству и обеспеченной части мещанства. Именно купечество и мещане составляли социальную основу города. И хотя относительная численность данных сословий сокращалась под воздействием крестьянской миграции, абсолютное количество оставалось почти неизменным.

^ Во второй главе – «Социально-психологический облик горожан» – проанализированы отдельные аспекты ментальностей сарапульчан, процесс их формирования и трансформации, а также социально-психологические особенности взаимодействия социальных групп города.

^ В первом параграфе – «Изменения ментальности городского населения» – дается анализ мировоззрения и устойчивых психических установок крупных социальных групп города. Рассматривается общность психологических стереотипов сословий Сарапула с теми же группами всей России. До 1860-х гг. взаимоотношения сарапульчан носили формальный характер и были подчинены религиозной и общественной морали. Социальные нормы горожан допускали определенные проступки, направленные на получение экономической прибыли, но не выходящие за рамки христианской этики. В пореформенный период сложившиеся социальные стереотипы начинают трансформироваться. Под влиянием образования, повышения общего уровня культуры и расширения экономических связей складывался своеобразный тип предпринимательского мышления. Представители крупных купеческих династий к 1890-м гг. приобретали твердое рациональное мышление, сопряженное с христианскими представлениями о добродетельности. Основную ценность приобретали личные деловые качества, а не сословные или национальные. Тем не менее, большая часть сарапульчан пореформенного города продолжала транслировать ценности традиционного менталитета, основанного на религиозной морали. Эти стереотипы мышления ярко проявлялись в отношении к богатству, которое большинством горожан воспринималось негативно. Хотя постепенно социальные нормы общества подвергались изменению. Наиболее активно отношение к капиталу трансформировалось в предпринимательской среде.

В параграфе сделана попытка вывить внутренние, скрытые мотивы поведения через анализ личных имен сословий. Исследование эволюции имён позволило судить о трансформации мышления отдельного человека и социальной общности в целом и выявить социотипические черты, установки и нормы поведения городских сословий г. Сарапула в XIX в. (мещан и купцов), как проявление надсознательного поведения групп. Исследование показало, что в конце XIX в. в купеческой среде пользовались популярностью модные дворянские имена: Александр (13,5 %), Николай (12,6 %), Владимир (8,7 %), Сергей (6,1 %). Простонародные имена (в сравнении с предыдущим периодом) существенно потеряли свои позиции: Иван (в начале XIX в. -18 %,– в конце XIX в. - 5,3 %), Василий (с 10 % до 2,6 %). Та же тенденция наблюдалась и среди мещан: Александр (в начале XIX в. -2 %– в конце XIX в. 12 %), Николай (3,4 %–10,5 %), Иван (12,18 %–9,2 %), Василий (5,9 %–8,54 %). Но необходимо отметить, что среди мещан популярны только «монархические», остальные «дворянские» имена существенно проигрывают традиционным. Анализ мотивов наречения младенцев позволил выявить, что простонародные имена выбирались той частью горожан, которые являлись носителями традиционного мировоззрения. «Дворянские» имена выбирала образованная часть общества, обладающая модернизированной городской и достаточно светской культурой.

В целом, можно констатировать, что транслятором общественных норм города было купечество. Являясь его социальной верхушкой, сословие своим примером привносило в город стереотипы поведения, характерные для индустриального менталитета. В своих общественно-политических взглядах оно было консервативно и поддерживало монархическую структуру государственного устройства. Купеческое сословие было передовой частью сарапульского общества, быстро реагирующей на социальные изменения, образованной и далёкой от предрассудков. Эволюция менталитета купечества рассмотрена на примере династии Шитовых. Новый образ мышления проявлялся в коммерческой и бытовой деятельности. Уже в пореформенное время индивидуализм предпринимателей выходит на первый план.

Мещанская среда оставалась более патриархальной, так как на неё в большей мере влияли массовые крестьянские миграции, сохранявшие традиционные менталитет. Тем не менее, и в мещанском сословии на рубеже веков начинало формироваться «индустриальное сознание». В целом, становление индустриального менталитета среди сарапульчан происходило быстрее чем в среде сибиряков. Данная особенность объясняется географическим расположением города на стыке европейской и азиатской части империи, позволяющим более активно взаимодействовать с обоими регионами.

^ Во втором параграфе – «Влияние неофициальных православных объединений на формирование ментальностей горожан. Старообрядчество и сектантство» – дается конфессиональная характеристика русского города. Влияние официального православия на мировоззрение горожан рассмотрено в краеведческой и научной литературе32. Исследование неофициальных православных общностей позволило выявить уникальные, специфические черты ментальностей сарапульчан.

В параграфе подвергнут анализу процесс влияния православных сект и старообрядческой церкви на формирование менталитета горожан (в том числе на примере купца Я. А. Китаева). На основе исследования сделан вывод о том, что в 40–60 гг. XIX в. старообрядцы были замкнутой и крайне закрытой общностью в городе. Связь с «миром» они поддерживали, главным образом, через состоятельное купечество, находившегося в постоянных разъездах в силу своей коммерческой деятельности. Оно, как правило, возглавляло общины. Наиболее многочисленной и организованной группой было поповское направление раскольников, которое оставалось доминирующим на протяжении всего исследуемого периода. В дореформенный период раскольникам города удавалось сохранять свои традиции неизменными и успешно противостоять официальной церкви. Старообрядцы, благодаря наличию авторитетных, харизматичных лидеров, были значимой социальной общностью, которая сыграла большую роль в формировании менталитета жителей Сарапула. Своим образом жизни, твердым противостоянием власти, сдержанностью, высокой нравственностью они вызывали глубокое уважение не только у горожан, но и, порой, у местных чиновников.

Модернизация, ускоренная либеральными реформами 60–70-х гг. XIX в., не только облегчила положение староверов, но и начала менять их внутри общинные отношения. Активизация коммерческой деятельности привела к тому, что теперь в контакт с последователями официальной церкви вступали не только представители зажиточного купечества старообрядцев, но и остальная часть общинников. Новое время требовало высокого уровня образования. Обучались раскольники вместе с представителями других конфессий, что приводило к их взаимному сближению. Модификация личности старообрядца рассмотрена на примере купца И. М. Колчина. Под влиянием трансформационных процессов происходило нивелирование старообрядческих традиций, основанных на замкнутости общины. Тем не менее, основные религиозные принципы оставались неизменными.

Сектантство было представлено в городе различными учениями: скопцы, молокане, иконоборцы, бегуны и духоборы. Данные религиозные группы, как и старообрядчество, были тесно связаны с сельской округой. Имея узкую социальную базу, сектанство не прижилось в городе и было крайне малочисленным. Тем не менее, возникновение широкого спектра сект указывает на изменение традиционного сознания горожан в ходе модернизации общества. Патриархальное представление об общинном равенстве и справедливости, сталкиваясь с развивающимся капитализмом, приходило к конфликту, который выражается в религиозном протесте.

^ В третьем параграфе – «Стратегии поведения этнических меньшинств в среде русского города в конце XIX в. на примере евреев и татар г. Сарапула» – проанализирован процесс сосуществования этнических общностей в условиях православного русского города. Представители двух наиболее крупных народов, проживавших в Сарапуле, проявляли различные стратегии поведения для сохранения этноса. В параграфе подчеркивается, что татары в рассматриваемый период являлись этносом с традиционной культурой в городской среде. Попадая в город, они сохраняли привычный уклад жизни, традиционное отношение к богатству, родству и внутрисемейным отношениям. В результате чего внутри города создалась сильная национальная диаспора, поддерживавшая соплеменников и способная противостоять влиянию доминирующей нации.

Евреи издавна проживали в городах, более того, их можно назвать носителями урабанизационной культуры. По сравнению с татарами они избрали иную тактику взаимоотношения с доминирующим этносом: они не замыкались в собственном мире, а стремились приспособиться к существующей реальности. На стыке веков меняются традиционные семейные установки, начинается эмансипация женщин, характерная в данный период и для русского женского населения. Тем не менее, нельзя говорить, что такая тактика привела к ассимиляции евреев. Их ранняя брачность и отсутствие смешенных супружеств указывают на прочность традиционных установок. За многовековое проживание вне этнической территории выработалась система взаимоотношений с другими конфессиями и нациями, позволявшая сохранять высокое этническое самосознание. В целом, связи русских с другими этносами Сарапула характеризуются как толерантные, что создавало благоприятные условия для межнациональных отношений.

^ В четвертом параграфе – «Социально-психологическое взаимодействие сословий города» – анализируются бытовые контакты сословий, в процессе которых проявляются особенности мировоззрения. Во взаимоотношениях горожан можно выделить три периода. Первый охватывает с 1850 г.–1870-е гг. В это время горожане четко осознавали себя социальной общностью, так как были связаны не только территорией проживания, но и государственными повинностями, общим использованием городских земель и традициями. Даже после отмены в 1863 г. подушной подати мещан, социально-психологические установки менялись достаточно медленно. В этих условиях принятие в сословие новых членов из числа крестьян продолжало восприниматься негативно, но смягчалось наличием для городского сообщества: общественные сборы, службы, обязательные работы и т.д. Крестьяне же официально остававшиеся в своем сословии стереотипно воспринимались как носители более низкого социального статуса. Исключение составляли удачные предприниматели из среды крестьян, имевшие тесные контакты с городской элитой (например, Н. Л. Мошкин). Такое отношение горожан к сельским сословиям привело последних к кооперации внутри города, созданию землячеств и профессиональных общностей, которые просуществовали на протяжении всего исследуемого периода.

Второй этап охватывает 1870-е–1890-е гг. В результате реализации реформы городского самоуправления 1870 г., буржуазная элита получила доступ к местной власти, которая позволяла иметь привилегии в организации и ведении предпринимательского дела, а также в устранении конкуренции. Так дворянин-предприниматель М. Г. Имшенецкий, используя связи в государственных структурах, выиграл тяжбу у купца 2-й гильдии Г. Л. Ижболдина по производству винно-водочной продукции. Взаимоотношения с местными и губернскими чиновниками ярко показали предпринимателям, что власть способна обеспечить успех коммерческой деятельности. На данном этапе буржуазная элита пыталась удержать власть в своих руках. Происходило столкновение традиционного стиля жизни и менталитета, носителями которого были крестьяне-мигранты, с новым, городским образом жизни и менталитетом, носителем которого выступало образованное городское сообщество.

На третьем этапе, 1890-е гг.–1917 г., наблюдался дальнейший процесс разрушения сословных групп и формирование единого социально-культурного пространства города. В данный период сословное положение уже не носит прежнего значения. На первое место начинают выходить личностные качества индивида. Городская элита активно пополнялась новыми членами, выходцами из разных сословий, в том числе и крестьянского. Так В. П. Кривцов, представитель из городских низов, благодаря трудолюбию, профессионализму и прекрасным человеческим качествам, вышел в первогильдейские купцы и стал одним из основателей торгового дома «Кривцовы Бр-я. Тов-во кожевенный завод и фабрика обуви». В целом, крестьяне массовыми миграциями привносили в город традиционный менталитет, который препятствовал ускоренному формированию индустриального мировоззрения.


8621601527281113.html
8621681686824246.html
8621777666313938.html
8621939167780754.html
8622086169753296.html